Jump to content
  • Sign in to follow this  

    FAQ - МАТРИЦА ИГНОРА


    Dark Side

    МАТРИЦА ИГНОРА

     

    Для того чтобы что-то полюбить,

    надо осознать, что это может быть утрачено

     Г.К.Честертон

    Что такое «игнор»?

    В повседневной жизни, нас окружает вереница нежелательных, назойливых объектов и связанных с ними событий. Это может быть все что угодно: от надоедливой спам-рекламы до назойливого соседа. Самый простой способ защиты от всего, что не интересует и вызывает дискомфорт, – это не замечать или, говоря иначе, игнорировать.

    Чаще всего человек использует игнорирование как защиту от какого-либо травмирующего психологического аспекта, который не готов принять: например, недостаток во внешности, критику, грубость или оскорбления в свой адрес. Основная суть такого игнорирования в недопущении возникновения и эскалации внутреннего или внешнего конфликта. В этом случае игнор используется как форма психологической защиты, при которой осуществляется контроль информации об источнике воздействия путем ограничения объема такой информации или ее искаженного восприятия. Апатичное поведение в виде игнорирования также может быть связано с прогнозируемым отсутствием какой-либо личной выгоды от участия в определенном действии, в этом случае игнор выступает в качестве защиты от нецелесообразной затраты энергии.

    Однако, помимо защиты, у игнора есть и обратная сторона, о которой редко кто задумывается, – воздействие на того, кого игнорируют. Под воздействием понимается психологическое влияние, имеющее стороннее по отношению к адресату происхождение, приводящее к изменению регуляторов конкретной внешне и внутренне ориентированной активности человека.

    В случае если такое воздействие носит осознанный (преднамеренный) характер, при котором игнорирующий четко осознает алгоритм своих действий по достижению желаемого эффекта, игнор приобретает форму манипуляции.

    В свою очередь неосознанный (стихийный, импульсивный) игнор не предполагает наличия конкретной цели, разработки четкого плана и представления о методах воздействия на адресата, в связи с чем сценарий игнора развивается хаотично, а о результате можно сказать «так само получилось».

    В виду того, что в данном материале игнор рассматривается в разрезе технологии, в дальнейшем речь будет идти об игноре осознанном, т.е. манипулятивном. 

    Манипулятивная природа игнора заключена в двойственности влияния и его скрытости: наряду с открыто посылаемым «сообщением» о прекращении коммуникации, пренебрежении и непризнании слов и действий адресата также посылается «закодированный сигнал» (скрытый мотив, расчет, подтекст) в надежде возбудить у другого человека желания, намерения и установки, не совпадающие с его актуально существующими. Скрытое воздействие опирается на «неявное знание», которым обладает адресат (поэтому при игноре молчат, а не говорят), на его способность создавать в своем сознании образы, влияющие на его чувства, мысли и поведение.

    Разумеется, человек имеет возможность влиять на окружающих и с помощью прямого воздействия: общения, убеждения или, в конце концов, прямого приказа. Однако прямое воздействие заметно, а люди не любят, когда на них давят, – это расценивается ими как покушение на свободу выбора и вызывает мощное внутреннее сопротивление. Доказать свою правоту или подвигнуть к действию при этом можно, а вот убедить человека крайне сложно, не говоря о том, чтобы вызвать сложные изменения в поведении и отношении к поступкам. Проделать за другого человека его внутреннюю работу невозможно! Убеждение обращается к разуму, мотивация – к чувствам. Только те побудительные усилия достигают цели, которые пройдут через сознание, чувства и соответствующую деятельность людей. Поэтому прямое влияние эффективно только при выполнении двух условий: когда источник влияния силен, а адресат влияния к воздействию открыт и расположен. Во всех иных случаях обойти «защиту» эффективнее при помощи срытого воздействия.

    Воздействие происходит скрыто при сложении следующих факторов:

    - игнор производится в неожиданной или неясной ситуации, что затрудняет для реципиента ориентировку и снижает возможность контроля произведенного на него воздействия («Еще вчера все было как обычно, что случилось сегодня?)»;

    - неясность мотивов: игнорирующий не объявлял о своих целях и намерениях (либо объявил только о части, либо, объявив поверхностные цели, отвлек внимание от настоящей цели воздействия), в результате чего истинные цели могут быть реципиентом не поняты и пропущены мимо контроля («Правда обиделся или играет? Огорчится или рассердится? Важно для него или пустяк?»). Закономерно и обратное: чем яснее для игнорируемого будет осознание причин игнора, тем быстрее и гарантированнее будет выход из него, но при этом неизбежна потеря глубины и качества оказываемого воздействия;

    - маскировка: игнорирующий не привлекал внимания к тому, что он намеревался сделать или маскировал свое воздействие и отвлекал от сути, что также снижает для реципиента возможность контроля воздействия (например, перед началом игнора намеренное вкладывание ресурса, с целью полного перекрытия его поступления в дальнейшем);

    - обращение к подсознанию: чтобы скрытое влияние заработало, оно должно провалиться у человека в бессознательное. Влияние на подсознательные структуры и процессы практически исключает для реципиента возможность контроля произведенного на него воздействия;

    - маневрирование: обязательное условие реализации скрытого воздействия в том, что другая сторона не должна догадываться, что является объектом влияния и не подозревать об истинных целях инициатора игнора. Вместо прямой атаки или защиты – маневренные и неожиданные ходы, отвлечение внимания и другие техники побуждения. Если вторая сторона видит насквозь первую или догадывается о ее неискренности, игнор оказывается не только бесполезным, но и может иметь негативные последствия.

     

    Взаимосвязь игнора, значимости и ценности

    Казалось бы, исчерпывающей реакцией на игнорирование может быть лишь ответный игнор в сторону «игнорщика», ведь молчание в ответ на попытки установить вербальный контакт напрямую свидетельствует о нежелании общаться по каким-либо причинам, а косвенно о неуважении, пренебрежении и равнодушии к собеседнику. Так и случается, когда игнорирующий – это абсолютно незнакомый человек.

    Речь о каком-либо воздействии игнора на другого человека может идти лишь в случае заинтересованности игнорируемого в чем-либо. Но поскольку заинтересованность – это лишь склонность человека проявлять внимание и участие, связанное с практическими интересами или материальными выгодами, - одной заинтересованности недостаточно. Например, игнорирование случайного прохожего на улице, подошедшего узнать «который час?», ничего, кроме возмущения и рассуждений о планетарном масштабе человеческого хамства, у него не вызовет.

    Для того, чтобы игнор оказал требуемое воздействие, необходим достаточный уровень аффилированности, т.е. наличие взаимоотношений между субъектами, основанных на разных формах и проявлениях зависимости. Здесь предполагается наличие как имущественных, так и личных отношений: интимных, дружеских, родственных и т.д. Иными словами эффективность воздействия игнора облигатно связана с такими понятиями как «значимость» и «ценность».

    Корреляция этих значений при игноре следующая:

    • при низкой значимости и низкой ценности – игнор малоэффективен;

    • при низкой значимости и средней (высокой) ценности – игнор повышает значимость и (или) снижает ценность;

    • при балансе значимости и ценности – игнор приводит к искажению баланса ценности в сторону повышения значимости;

    • при средней или высокой значимости и низкой ценности – игнор контрпродуктивен (возможна инверсия значимости (ИЗ).

    Из данных закономерностей следует, что игнор всегда повышает значимость и (или) понижает ценность.

    В отношении значимости предполагается ее разделение на реальную (объективную) и виртуальную (фантомную). В виду отсутствия четко интерпретированной обратной связи, игнорируемый оперирует виртуальной значимостью. Вместе с тем, наращивание объективной значимости игнорирующего во время игнора оказывает катализирующее воздействие на рост виртуальной значимости у игнорируемого.

    Рост виртуальной значимости продуцируется каскадными нейробиологическими изменениями в организме во время игнора, ключевыми из которых являются избыточная активация положительных и отрицательных подкрепляющих систем мозга и механизма реконсолидации памяти (когда при воспоминании об объекте его образ многократно перерегистрируется в других нейронных цепях, благодаря чему постоянно остается в фокусе внимания).

    Снижение ценности при игноре обусловлено неизбежным давлением на общий раппорт, прежде всего в области доверия, надежности и т.д. В связи с этим, базовый уровень ценности выступает в качестве «подушки безопасности», предохраняющей от нулевой конверсии ценности в значимость.

    При аффективных состояниях снижение ценности может не происходить благодаря ошибкам казуальной атрибуции со стороны игнорируемого – феномена восприятия, при котором адресатом используется субъективная интерпретация, додумывание поступков, мыслей, чувств игнорирующего, исходя из собственных пристрастий и мотиваций, в поисках причин объясняющих или оправдывающих поведение игнорирующего («дописывание» истории, идеализация образа, самокритика и т.д.). То есть, в условиях дефицита информации о действительных причинах поведения игнорирующего, уровень ценности может подгоняться задним числом к уровню фантомной значимости.

    Соотношение уровней значимости и ценности определяют «точку входа» в игнор. Точка входа – это совокупность факторов, событий и объективный уровень значений значимости и ценности, диагностируемых на момент начала игнора.

    Время, затраченное игнорируемым на успешное прохождение всех стадий игнора, находится в прямой зависимости от точки входа в игнор: сильной, слабой или нулевой.

    Сильная точка входа: диагностируется высокий уровень ценности и средний уровень значимости. Основной принцип здесь базируется на перле «главное – своевременно и в свое время!». Игнор используется как превентивный удар на противоходе действий адресата, когда четко понятно, что что-то пошло не так. Чем серьезнее допущена «оплошность» субъектом отношений, тем расчетливее и резче должен быть уход в игнор. При сильной точке входа самая высокая вероятность прохождения игнорируемым всех стадий игнора находится в режиме «блиц-игнора» – сжатого по времени и с положительным результатом.

    Слабая точка входа: диагностируется высокий или средний уровень ценности и низкий уровень значимости. Слабая точка входа в игнор – самый распространенный случай при разрыве отношений. Из-за тотальной слепой веры в то, что «нужно бороться до конца» и «все еще можно исправить», любые действия по усилению точки входа лишь «добивают» остатки значимости и ценности. В этом случае игнор используется как вынужденная мера: чем оперативнее будет уход в игнор, тем больше шансов на его высокую результативность.

    Нулевая точка входа: если диагностируется низкий уровень ценности и значимости по всем оценочным критериям, – игнор малоэффективен. Если диагностируется низкий уровень ценности и высокий уровень значимости, то игнор может запустить процесс ИЗ, тот  случай, когда игнор контрпродуктивен.

     

    Виды игнора и их применение

    Сфера применения игнора во взаимоотношениях довольно широка: в соблазнении, в развитии и удержании отношений, при возврате отношений, а также при ссорах и конфликтах. Но довольно часто возникает путаница: как и когда применять игнор? Некомпетентное владение данными вопросами может привести к незначительным результатам или вовсе вызвать эффект противоположный ожидаемому.

    Во избежание этого, необходимо четко различать понятия «игнор», «тотальный игнор» и «Дальше».

     «Дальше» (Д) - прием, заключающийся в том, чтобы в нужный момент отдаляться, дистанцироваться от адресата. В отличие от игнора, «Дальше» используется непосредственно при взаимодействии с человеком. Холодность, невнимательность, пропадание без очевидных причин, переносы встреч, снижение интенсивности общения, – это всё «Дальше». Суть приема заключается в том, что близкие, теплые, открытые отношения сменяются отстраненными, отчужденными, с ноткой холодности и даже равнодушия и наоборот (техника «Ближе-Дальше»). Такое поведение повышает у адресата интерес, провоцирует взвинчивание значимости и побуждает его догонять, приближаться, т.е. делать «Ближе». Интенсивность и сила «мороза» применения профилактического или вынужденного «Дальше» зависят от состояния БЗ и БЦ.

    В соблазнении: применяется на всех этапах соблазнения, в качестве «контрДальше» или на контрасте с качественным «Ближе» (в т.ч. после секса). Частный случай Д - прием «freeze out» («вымораживание») применяется для ликвидации «сопротивления последней минуты» перед сексом.

    В отношениях: применяется на всех этапах отношений, как основной способ регулирования БЗ и БЦ при искажениях.

    В стратегии возврата отношений: применяется после удачного выхода из игнора, в качестве «мариновки» объекта, регулирования и поддержания БЗ и БЦ в восстановленных отношениях.

    Тотальный игнор (ТИ) – основная и обязательная часть реабилитационного комплекса «Санитарный час» (САНЧАС), предназначенного для преодоления аддикции. Подразумевает создание необходимых условий для полного (тотального) перекрытия всех каналов поступления информации, как со стороны игнорируемого, так и игнорирующего. ТИ – это карантин, непроницаемый информационный щит, вербальное блокирование объекта, его окружения и всего, что с ним связано.

    В соблазнении: не применяется (или применяется в качестве «некста», когда партнер по каким-либо причинам не подходит, не интересен, но настойчиво продолжает ухаживания).

    В отношениях: не применяется (или применяется в качестве «технического ДОДа» - разрыва отношений без его озвучивания)

    В стратегии возврата отношений: применяется при аддикциях, с целью «выздоровления», с последующим переходом на игнор, БД или для окончательного забывания человека.

    Игнор – это метод воздействия на потребностно-мотивационную, эмоционально-волевую и коммуникативно-поведенческую сферы психики индивида посредством частичного ограничения социально-коммуникативного пространства или полного исключения социальных контактов с ним. Основная суть воздействия – вызвать изменения идеологических и психологических структур сознания и подсознания игнорируемого, трансформацию эмоциональных состояний, стимулирование определенных типов поведения.

    В соблазнении: применяется в качестве паузы для «затирания» ошибок, допущенных в процессе соблазнения, или, наоборот, после успешного флирта для «скачка» значимости и ускорения процесса соблазнения.

    В отношениях: применяется как средство «наказания», «прогиба» или в качестве крайнего средства в конфликтах и ссорах, связанных с гендерно-ранговыми войнами.

    В стратегии возврата отношений: основное средство для выхода из ДОД, связанного с нарушением БЗ.

    Таким образом, ключевые отличия игнора от «Дальше» и «ТИ» в следующем.

    В отличие от ТИ, игнор позволяет взаимодействовать с окружением объекта, но не с ним самим, как при использовании «Дальше». При необходимости, перемещения игнорируемого могут отслеживаться, сообщения читаться, но оставаться без ответа, создавая информационный тоннель с обратной тягой – все влетает, но ничего не возвращается. В связи с отсутствием обратной связи, оценка ситуации игнорируемым остается исключительно субъективной, – она и не подтверждается, и не опровергается, – а значит, в сознании субъекта открывается широкое поле для домыслов, сомнений и искажения восприятия объективной реальности. Чем больше игнорируемым вливается информационных и эмоциональных ресурсов, остающихся без ответа, тем больше он теряет над собой контроль. В этом смысле, ТИ закрывает дверь наглухо, а игнор, несмотря на прекращение коммуникации, за счет возможности маневрирования оставляет дверь «слегка приоткрытой», тем самым вовлекая адресата в игнор, лишая определенности и «подвешивая» игнорируемого в неизвестности. В результате этого у игнорируемого формируются необходимые когнитивная, эмоционально-оценочная и поведенческая установки, т.е. готовность определенным образом действовать в отношении объекта установки, осуществлять волевые усилия для достижения цели. В итоге игнорирующий получает то, для чего игнор затевался.

     

    Матрица игнора

    Каким же образом адресатом расшифровывается посылаемый игнором «закодированный сигнал»? За счет чего осуществляется сам процесс интроекции – процесс включения намерений и желаний игнорирующего во внутренний мир адресата игнора? Как желания и намерения игнорирующего адресат игнора делает своими собственными и, опираясь на них, стремится преодолеть игнор на условиях нужных игнорирующему?

    Структура игнора, определяющая все последующие формы его развития, представлена в форме сочетания четырех взаимосвязанных элементов матрицы: вовлечение – мишени – фон – аттракция.

    1. «Вовлечение».

    Для того чтобы направить мысли и чувства другого человека по нужному руслу и побудить в нем желание действовать определенным образом, сначала необходимо вовлечь его в процесс в котором будут происходить требуемые трансформации. То, что не удается добиться от другого прямо и сразу, часто удается сделать постепенно, добиваясь от него маленьких шажков, которым он не придает значения, а в совокупности происходит – затягивание.

    Вовлечение – это опосредованное влияние эмоционально-стихийного плана, приводящее к естественному и незаметному для адресата изменению его поведения и восприятия контекста происходящего. В основе вовлечения лежат механизмы трансляции, возбуждения либо формирования специфической мотивационной установки у субъекта воздействия; особенности восприятия и воображения адресата; вероятностная оценка перспективности и легкости достижения цели; любопытство, привычки, логика, умозаключения; способность реагировать на ситуацию определенным образом и т.д.

    Первичное вовлечение начинается с получения адресатом информации (полученной самостоятельно или при помощи транслируемой «приманки»), привлекающей его внимание и вызывающей соответствующую реакцию – заинтересованность. Под влиянием на эту реакцию функционального состояния адресата, присущих ему автоматизмов, привычных сценариев поведения, внешнего фона (доверие или недоверие к источнику информации, степень привлекательности информации, неполнота информации т. п.), нарастающая заинтересованность порождает намерение осуществить вербальный контакт.

    В случае отсутствия обратной связи, перед игнорируемым возникают многочисленные вопросы «Почему?», с поисков ответа на которые и начинается вторичное (глубокое) вовлечение адресата в манипулятивный технологический процесс. Вторичное вовлечение является более устойчивым и результативным, по сравнению с первичным, главным образом за счет задействования внутреннеорганизованной интринсивной мотивации адресата (когда субъект вовлечения обнаруживает собственную потребность в совершении действий, поведении, достижении определенных целей).

    Условия, способствующие вовлечению в игнор, следующие:

    число вариантов поведения субъекта: у субъекта должно быть несколько вариантов поведения (позвонить, написать, случайно встретить и т.д.);

    важность выбранного поведения для субъекта: поведение должно быть важным для адресата, касаться того, во что он верит, чего желает, что позволяет ему получить выгоду и т.д.;

    эксплицитный характер поведения: поведение является более вовлекающим, если оно публично – чем больше адресат уверен в том, что его поведение наблюдаемо со стороны игнорирующего (даже если это лишь ощущение), тем больше он вовлекается в игнор;

    необратимый характер поведения: если человек вовлечен в действие, это оказывает на него психологическое давление, вследствие чего он пытается выполнить до конца то, во что был вовлечен. При этом человек склонен придерживаться выбранной однажды линии поведения, даже если она ошибочна, т.е. когда человек не достигает цели, пользуясь каким-то определенным способом, то парадоксально начинает стараться делать то же самое, но еще сильнее и настойчивее. Срабатывает так называемая «ловушка автоматизма» при которой трудно сказать «стоп», даже если вложенные ресурсы (средства, силы, время) совершенно не оправдывают себя: отказаться – значит подтвердить неправильность первичного выбора, что нанесло бы удар по самоуважению субъекта;

    степень свободы, ощущаемой субъектом при исполнении поведения: чтобы субъект воспринимал существующую между ним и его действием связь, нужно, чтобы реализация этого действия сопровождалась ощущением свободы выбора.  Парадокс состоит в том, что игнорируя, инициатор скрыто направляет адресата в выгодном для себя направлении, ограничивая ему свободу выбора, при этом у последнего создается иллюзия, что выбор делает именно он. Имитация процесса «самостоятельности» выбора, реализуется за счет эксплуатации личностных качеств игнорируемого: первый шаг – создание (или актуализация) конкуренции мотивов, т.е. взаимодействие нервных процессов, вызванных альтернативными потребностями, в результате которого в данный момент осуществляется только одна форма поведения. Когда перед человеком возникает цель в равной мере привлекательная и дискомфортная, он оказывается перед мучительным выбором, например, конфликт между мотивом самосохранения и мотивом выгоды, т.е. «если буду что-то делать, несмотря на то, что меня игнорируют, это будет выглядеть глупо; но если не буду ничего делать, все упущу и не прощу себе этого». Второй шаг – изменение побудительной силы конкурирующих мотивов в пользу того мотива, который нужен. Подразумевается изменение ценности одного из них, изменение цены достижения, управление оценкой вероятности достижения целей и т. п. («Мне нужен именно этот человек, несмотря ни на что!»).

     

    2. «Мишени»

    Глубокое вовлечение в любой процесс невозможно без наличия источников мотивации и их последующей актуализации. Разумеется, актуализировать можно лишь то, что уже имеется во внутреннем мире конкретного человека. А там имеется очень многое – надо лишь суметь полу­чить доступ к тому или иному стремлению человека. Как только доступ будет получен, разбуженная энергия начнет действовать без внешней поддержки.

    Мишени игнора – это «болевые точки», все то, за что можно «зацепить» объект: его потребности, интересы, склонности, желания, влечения, убеждения, идеалы, чувства, страхи – угроза разрыва отношений, удар по самолюбию, чувство вины, боязнь одиночества, ненужности, потеря ресурса и т.д. В роли мишеней могут выступать травматический опыт и прочие «теневые» аспекты личности, однако в основе своей большинство «уязвимостей» имеются в самой сущности природы человека.

    Почему же игнор так болезненно задевает?

    Во-первых, человек – существо биологическое.

    Одно из основных свойств всего жи­вого – способность сохранять отно­сительное динамическое постоянство внутренней среды. Подвижное равновесное состояние системы, сохраняемое путем ее противодействия внешним и внутренним факторам нарушающим равновесие, носит название гомеостаз. За счет целого ряда механизмов, которые являются «детекторами потребности» в гипоталамусе, человек ощущает, чего ему не хватает в определенный момент.  Эти детекторы постоянно «сканируют» внутреннюю среду организма, для поддержания ее деликатного баланса (ресурсного равновесия), а разные области гипоталамуса включают их в активное состояние, как «педаль газа» и выключают, работая как «тормоза». Когда детектор потребности регистрирует, что один из гомеостатичных механизмов в зоне его наблюдения вышел из допустимого диапазона, он активизирует дофаминергическую систему вознаграждения, для того чтобы побудить человека восстановить баланс.

    В нормальных условиях система вознаграждения головного мозга человека функционируют в комплексе с центрами удовольствия, поэтому человек желает получить то, что доставляет ему удовольствие, и не обращает внимания на все, что не вызывает положительных эмоций. Но в случае возникновения ситуаций, угрожающих системе или нарушающих баланс, мощный импульс в виде негативных эмоций полностью концентрирует внимание человека на проблеме до тех пор, пока не удастся возвратить систему к прежним значениям параметров. Этот гомеостатический импульс – и есть та самая «зона комфорта» человека, которая заставляет его возвращаться в русло того, что он делал раньше, к кому испытывал сильные чувства, был эмоционально привязан. Дело в том, что мозг человека устроен таким образом, что для него нет особой разницы с каким знаком, «плюс» или «минус», для него будет то или иное событие. Главное – это фокус внимания. Если человек на чем-то концентрирует свое внимание, то неотвратимо приближается к этому: к тому, кто желаем или наоборот противен; к событию, которое принесет радость или, наоборот, доставит боль, – выбор происходит вне сознания. Привычные страдания для психики часто являются меньшим стрессом, чем получение нового опыта; за пределами зоны комфорта всё еще страшнее, еще хуже, еще опаснее. В пирамиде потребностей необходимость в безопасности более фундаментальна, чем потребность в развитии, и потому чаще побеждает.

    Таким образом, под совместным сложным взаимодействием факторов внутренней секреции и внешнего раздражителя в мозге формируется доминантный очаг возбуждения (доминанта) - состояние реализации доминирующей потребности, преобразование ее в соответствующее поведение, которое подчиняет себе всю деятельность организма, все поступки и мысли человека. Однажды сфокусировавшись на доминанте, адресат игнора уже не может перестроить свое поведение до тех пор, пока не добьется своего – стремление получить желаемое «перекрывает» всякий здравый смысл. Это связано с тем, что доминантный очаг возбуждения обладает рядом особых свойств:

    1. Возможное расположение одновременно и в коре головного мозга, управляющей высшими функциями человека, и в его подкорке, управляющей эмоциями и инстинктами.

    2. Повышенная возбудимость и лабильность – способностью к ритмическому воспроизведению повторных актов возбуждения в ответ на приходящие импульсы. Доминирующие центры могут реагировать даже на подпороговые раздражители.

    3. Способность к суммированию возбуждений – всякое возбуждение, вызванное более слабым раздражителем, притягивается к этому господствующему очагу возбуждения и распространяется в его направлении, т.е. посторонние для доминантного очага импульсы идут на подкрепление текущей установки, усиливая доминанту. Это определяет независимость и устойчивость доминанты от реальной окружающей среды, так как она очень часто уводит носителя личностной доминанты в сторону от общепринятых и стандартных решений.

    4.  Доминанта может тормозиться и исчезать, но для этого необходимо возникновение нового, более сильного или биологически важного очага возбуждения.

    5. В определенные интервалы времени, от нескольких минут до нескольких лет, может господствовать только одна доминанта.

    6. Доминанта обладает инерцией, т.е. способностью к длительному удержанию возбуждения после окончания раздражения. Однажды возникшая доминанта способна стойко удерживаться в центрах некоторое время и после удаления первоначального раздражителя. Более того, в ряде случаев возникает экзальтация доминанты даже на следы действия раздражителя (сенсибилизация). Свойство инертности нарушает обычную адекватную регуляцию поведения индивида, являясь ресурсом для подпитки навязчивых идей, но одновременно выступает как организующее начало интеллектуальной активности.

    7. Способность к самовозобновлению. Пережитая  доминанта при затухании не аннулируется, а тормозится до поры до времени. След однажды пережитой доминанты, а подчас и вся пережитая доминанта могут вновь попасть в фокус внимания, как только возобновится, хотя бы частично, раздражитель, ставший для нее адекватным. Отголоски прежней жизни могут быть в виде множеств возможных и потенциальных доминант. Это означает, что при игноре чаще всего возникает не новая, а активируется ранее пережитая доминанта, сформированная до начала его применения.

    В сущности, для формирования доминантного очага возбуждения достаточно двух условий: «нерегулярное положительное подкрепление» (когда-то были сильные чувства, было хорошо и хочется это повторить) и «элемент неожиданности». Для его повторного возобновления – стимул, ставший адекватным по истечении времени. При наличии первого условия, задача игнора – создать второе.

    Во-вторых, человек – существо социальное.

    Социальная изоляция в высшей степени негативно сказывается как на психическом, так и на соматическом здоровье человека. Это эволюционно обусловлено, ведь для наших предков оказаться без поддержки соплеменников было физически опасно. С незапамятных времен одиночная камера для преступников являлась суровым испытанием на стрессоустойчивость, а исключение из группы или коллектива – жестким наказанием за провинность. Все потому, что каждый человек нацелен на:

    принадлежность. Каждый человек стремится быть частью стаи, коллектива, сообщества, группы, семьи и т.д. Потерять близкого человека просто, а вот вернуть эмоциональную связь или найти такую же прочную новую – задача не самая простая. Когда человека игнорируют, то выталкивают из группы. Он чувствует свою отверженность, ненужность, одиночество, вплоть до аутофобии.

    • эмпатию. Каждый человек рассчитывает на понимание другими людьми его настроения, состояния, положения. Каждый человек рассчитывает на прощение его ошибок, понимание другими их причин, лояльное отношение к слабостям, выходкам и недостаткам. Когда человек чувствует эмпатию окружающих людей, ему становится спокойнее, он ощущает себя счастливыми, даже не будучи безупречным.

    • признание. Каждому человеку в разной степени необходимо признание собственной человеческой ценности. Каждому необходимо знать и понимать, что его ценят, любят, уважают, принимают во внимание его мнение, рассчитывают на его участие и помощь, т.е. считают своим, нужным, необходимым и ценным.

    • познание и понимание. Кроме потребности в понимании другими людьми, у человека существует не менее важная потребность в понимании происходящего вокруг. Правильное понимание происходящих процессов даёт возможность найти свою правильную реализацию в этих процессах. При этом всех психологически здоровых людей объединяет одна общая особенность: их влечет навстречу хаосу, таинственному, непознанному, необъясненному. Именно эти характеристики составляют для них суть привлекательности; любая область, любое явление, обладающее ими, представляет для этих людей интерес, и наоборот, – все известное, разложенное по полочкам, истолкованное вызывает у них скуку. Стремление человека к свободе и, следовательно, к преодолению каких бы то ни было ограничений и запретов, является основной движущей силой при игноре.

    Таким образом, когда человека игнорируют, особенно, если делают это специально и демонстративно, то он воспринимает молчание не иначе как признак презрения, испытывая при этом жесточайший дискомфорт от отсутствия ценностной идентификации собственной личности. Находясь в состоянии социального и психологического одиночества, человек крайне уязвим к эмоциональному обману.

    В-третьих, человек – существо эгоистичное.

    В противовес социальности, эгоизм – базовое свойство человеческой природы. «Ген» любить себя вшит в инстинкт самосохранения и побуждает неустанно повышать уровень собственной самодостаточности.

    Но любви к себе человеку недостаточно. Ему хочется большего – любить самому и чтобы его любили. Как ни парадоксально, но, чем более человек эгоистичен, тем более он способен быть лояльным, дружелюбным и любвеобильным к миру и людям, поскольку мощный и развитый эгоизм буквально заставляет его любить другого человека, потому что ему хорошо от этого, – в этом проявляется его любовь к себе, его эгоизм.

    Вместе с тем, чем выше уровень эгоизма, тем ниже самооценка. Человек считающий, что восхищение окружающих может послужить ему источником любви и уважения всегда отчаянно ищет опору вовне, но не внутри себя. Значит, чем больше человек зависит от мнения окружающих, тем беззащитнее он чувствует себя, оставшись без этой оценки от окружения. Такой человек уже не может полагаться на своё будущее, т.к. для него оно становиться случайным и непредсказуемым без всего этого внимания, заботы и любви, которых его лишает игнор. Из-за низкого уровня овладения собственным мышлением и неспособности удерживать свое внимание на цепочке причинно-следственных связей человек с заниженной самооценкой легче всего поддается чужому влиянию.

    Игнор больно задевает самолюбие человека (а-ля "Как это со мной так поступают!?") в самых сильных его проявлениях, вызывая мощный диссонанс. Чтобы редуцировать его, необходимо попытаться задним числом обосновать затраченную напрасно энергию, повысив значимость преследуемой цели, поскольку эгоист не способен допус­тить дискредитации или отрицания самих затраченных усилий. Таким образом, игнор прогрессивно стимулирует рост значимости игнорирующего и одновременно оказывает воздействие на коммуникативно-поведенческую сферу психики игнорируемого, за счет падения самооценки, вследствие столкновения с реальностью его преувеличенных шансов на успех (защемление ЧСВ).

    В-четвертых, человек – существо жадное.

    Согласно законам эволюции, человек начинает что-то предпринимать только в двух случаях: когда может что-то приобрести и когда может что-то потерять. При этом мысль о возможной потере оказывает гораздо большее влияние, чем мысль о приобретении. Все потому, что зона поощрения головного мозга, ответственная за желания, влечение и зависимость, значительно активизируется, когда человек не может получить желаемого. В случае с романтическими отношениями этим желаемым является получение самой величайшей награды в жизни – подходящего для продолжения рода партнера. Пока игнор не начался, человек может даже не подозревать, что «это» было настолько ценно и значимо для него, поскольку любая нестандартная ситуация обостряет его чувства. По модели «холодное-горячее»: обладание – остужает, потеря – разогревает.

    На данной закономерности базируется один из принципов успешного игнорирования – принцип дефицита, основные постулаты которого заключаются в следующем:

    • Страх потери. Ценность какого-либо ресурса возрастает при возникновении рисков лишиться этого навсегда;

    • Недоступность. Эфемерная притягательность чего-либо возникает, как только это становится менее доступным;

    • Редкость. В понимании человека лучшим является то, чего слишком мало;

    • Новизна. Наиболее ценным является то, чего стало не хватать совсем недавно, чем того, чего не хватало всегда;

    • Дедлайн. Установление каких-либо сроков порождает интерес к тому, что ранее не вызывало никакого интереса;

    • Конкуренция. Осознание необходимости соперничества за ресурс, помимо социального доказательства его высокой ценности, является чрезвычайно сильным мотивирующим фактором;

    • Запрет. Любые запреты неизменно порождают дефицит, а, следовательно, и тягу к запрещенному. Правило: запрети, чтобы заставить.

    Умело используя данный принцип, игнорирующий наделяет имеющийся у него ресурс свойством дефицитности, а себя, в голове у игнорируемого, – сверхзначимостью.

    3. «Фон»

    Актуализированный мотив еще не действие, но первые шаги к его осуществлению. При этом мышление также играет роль движущего фактора (цель может быть принята не сразу или вовсе отвергнута; как защитная реакция может возникать «негативизм», т.е. сопротивление объекта вовлечения, когда он не имеет соответствующих внутренних потребностей на данный момент), в связи с чем, особое значение имеет создание благоприятного эмоционального фона для возникновения измененных состояний сознания игнорируемого, за счет ослабления у него волевых центров и критического мышления.

    Под «фоном» понимается сравнительно продолжительные, устойчивые состояния, проявляющиеся в качестве общего психического фона адресата игнора, обеспечивающие преобладание эмоций определенной модальности и реакций, проявляющихся в субъективных переживаниях, экспрессивном поведении и физиологическом возбуждении.

    По степени и времени применения игнорирования, выделяются следующие фоновые состояния:

    Проигнорированная попытка контакта, вызывает у адресата стресс, который является первичной, рефлекторной реакцией на дестабилизирующее событие, не соответствующее некоему когнитивному представлению человека, основанному на предшествующем субъективном опыте (на слова или действия, обращенные к собеседнику, принято, чтобы тот как-то реагировал).

    Информация о дестабилизирующем событии, поступает для ее обработки и оценки в структуры мозга, связанные с обеспечением мотивационно-потребностной сферы человека, т.е. в лимбические структуры головного мозга, которые включают гиппокамп, миндалевидное тело и префронтальную кору. Если раздражитель истолковывается как угроза или вызов, провоцирующий ярко выраженную эмоциональную оценку, возникает стрессогенная реакция: всплеск возбуждения, бдительности, концентрации внимания и готовности к действиям, направленным на восстановление гомеостаза. Интерпретированная информация фиксируется в качестве нервных импульсов, а затем через нервные окончания передаётся в надпочечники, где вырабатывается группа «гормонов стресса», состоящая из глюкокортикоидов (преимущественно кортизола), глюкагона и катехоламинов (дофамина/норадреналина/адреналина). Быстрый «стрессовый ответ» включает в себя управляемый кортикотропин-рилизинг гормоном симпатический и личностный ответ «бей-беги-замри», поэтому первая реакция на игнор обычно – недоумение («Что происходит?!), нападение (Ах так! Ну и катись к черту!») или ретирование («Все понятно! Больше не побеспокою!»).

    Сила стресс-ответа зависит от степени резистентности (устойчивости) адресата, эмоциональной возбудимости, типа темперамента, опыта взаимодействия с подобным видом стресса, а также от предсказуемости, – чем менее прогнозируем игнор, тем острее реакция на него.

    После первичной аларм-реакции уровень адреналина падает и возвращается в нормальное состояние, однако кортизол и глюкагон продолжают действовать, оказывая антистрессовое воздействие на организм. Основная суть этого воздействия в предоставлении организму большого количества энергии за счет усиления превращения гликогена в глюкозу и одновременного блокирования синтеза инсулина. Это необходимо для фокусировки внимания на стрессе (источник которого продолжает быть актуальным) и подготовки организма к интенсивной мышечной  нагрузке. Но если в жизни первобытного человека большинство стрессовых воздействий завершалось выраженной физической активностью организма (реакция «борьбы или бегства»), то стресс во время игнора, являясь не столько следствием самого раздражителя, сколько результатом ее когнитивной интерпретации, может приобретать затяжной характер и переходит в дистресс. В этом случае у организма практически нет шансов нормализовать уже включившиеся стресс-адаптационные процессы. Поскольку вызванный игнором стресс связан с переживаниями, обусловленными социальными интеракциями, а не с прямой физической угрозой, практически вся вырабатываемая энергия расходуется на мышление (а не бегство от внезапно напавшего медведя). В связи с этим происходит бесконтрольное со стороны сознания эмоциональное возбуждение (доминантный очаг), прямо пропорциональное значимости блокированной игнором потребности, и скорости падения субъективной вероятности ее удовлетворения. Иными словами, будучи обусловленной чрезмерностью аллостатической нагрузки при низкой степени резистентности, неспособность адресата игнора сдерживать биологическую реакцию на стресс приводит к каскадным изменениям в ЦНС, которые сопровождаются навязчивыми воспоминаниями о произошедшем событии, мучительному анализу ситуации и симптомам длительного чрезмерного возбуждения.

    Для состояния дистресса при игноре характерны:

    1. Потеря контроля. В первую очередь от кортизола страдают лобные доли, которые ответственны за кратковременную память, внимание,  контроль эмоций, планирование, принятие решений. В результате при дистрессе внимание рассеивается, человек не может принимать глубоко обдуманные решения, с трудом сдерживает  эмоции, и не способен вспомнить, что делал минуту назад (хотя старые воспоминания могут быть по-прежнему прочными). Эволюционное назначение этого механизма направлено на самосохранение, т.к. стресс заставляет мозг объявлять режим повышенной опасности, в результате чего отключаются функции, которые в данный момент являются излишними. К несчастью для игнорируемого, это означает, что организм блокирует когнитивные способности в тот самый момент, когда они больше всего ему нужны. Это может проявляться как различного рода отклонения: излишняя озабоченность внутренними ощущениями или мысленными процессами, тревожность, беспомощность, изменение формальных характеристик мышления и ослабление способности проверки реальности различной степени.

    2. Изменения в мышлении. Из-за нейротоксических эффектов стрессовых гормонов запускается каскад реакций, которые мешают интеграции умственных процессов и саморегуляции. Нарушается аналитическое мышление, затрудняя установление связей между причиной и следствием, заставляя использовать примитивные мыслительные алгоритмы и привычные автоматические решения (ущербная логика). Ведущей становится архаическая манера мышления по способу «здесь и сейчас». В результате общего угнетения ЦНС медиаторами стресса формируется туннельное мышление (концентрированность на какой-либо одной идее-фикс, ощущении и воспоминании, мешающим охватывать ситуацию целиком) и гипервнушаемость (возрастающая склонность человека к ошибочному восприятию или пониманию различных стимулов или ситуаций, основанных на его внутренних страхах или желаниях).

    3. Изменения в эмоциональной сфере и поведении. Игнор приводит к нарушению нейроадаптивного гомеостаза, вызывая продолжительную активность с аверсивной симптоматикой и выраженным аддиктивным влечением. В основе этого лежит негативное эмоциональное состояние, обусловленное избыточной активацией мезокортиколимбической дофаминергической системы вследствие сенсибилизации ее элементов. С одной стороны, кортиколиберин и система «гипоталамус – гипофиз – надпочечники» продолжают работать, требуя немедленных действий, которые остановят панику и реакцию на стресс. С другой стороны, изначально высокий уровень дофамина при стрессе заставляет придумывать сложные комбинации и хитроумные ходы, способные обеспечить состояние комфорта. Отсюда возникает навязчивое желание контакта с игнорирующим, даже если предполагаемое взаимодействие может сопровождаться отрицательными результатами. Кроме того, при стрессе снижается уровень серотонина, который играет роль тормозов для дофамина. Если серотонина мало, а стресса много, то практически любой стимул может вызвать зависимость или спровоцировать рецидив.

    Несовпадение ожидаемых результатов с реальностью, и сильная мотивация преодолеть игнор, переживаются как состояние фрустрации - психического состояния человека, вызываемого объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели, потребности или к реше­нию задачи, затрагивающей глубокие личностно-значимые отношения.

    Сила фрустрации зависит от:

    - интенсивности мотива: срочность (вероятность появления соперника, возраст, и т.д.) и значимость (успешность, ресурсность, сексвостребованность фрустратора и т.д.);

    - степени деструкции самооценки: фиаско в собственной личной жизни и других сферах;

    - дистанции досягаемости объекта: чем ближе цель и чем непреодолимее препятствие по ее достижению, тем сильнее фрустрация;

    генетических особенностей: ответы на особые или продолжительные стрессоры зависят от генетической предрасположенности и модулируются историей индивида, особенно в раннем возрасте).

    Состояние фрустрации сопровождается различными отрицательными переживаниями: разочарованием, раздражением, тревогой, отчаянием. При этом фрустрационное напряжение динамично – оно может ослабевать, усиливаться, исчезать и снова появляться. Несмотря на то, что игнорируемый может неоднократно говорить себе «стоп! хватит! где мое самоуважение и гордость!», через время эмоции буду снова захлестывать его новой волной, заставляя совершать поступки часто вопреки логике и разуму.

    Это происходит из-за того, что стрессовая ситуация сохраняет свою актуальность и в кору головного мозга вновь и вновь поступают импульсы, поддерживающие активность доминанты, а в кровь по-прежнему выделяются гормоны стресса. Одновременно с этим повышенный уровень кортизола подавляет выработку серотонина и эндорфина. В свою очередь их недостаток вызывает чувство уныния, раздражения, агрессии, одержимости, вины, ревности и приводит к компульсивно-иррациональному поведению человека. Цена этому – снижение активности иммунной системы, торможение когнитивных функций, замедление процессов пищеварения (поэтому в период дистресса человек легко подхватывает простуду, теряет аппетит и сон, мечется из угла в угол, туго и узконаправленно соображает). Очевидно, что в утомленном состоянии человек более остро переживает фрустрацию и менее склонен к толерантности, чем в бодром состоянии.

    Поскольку переживание фрустрации зависит не столько от объективных, сколько от субъективных факторов (от особенностей самого человека; оценки им ситуации; сопоставления своих сил и способностей с тем, что от него требуется), каждый конкретный субъект характеризуется индивидуальной комбинацией приемов, позволяющих справляться с фрустрацией, рассматриваемых как формы адаптации.

    Сильное пе­реживание негативных эмоций, вызванных фрустрацией, приводит к дезадаптивным формам поведения, имеющим четыре основных направления: агрессия, регрессия, фиксация и депрессия.

    1. Агрессия может быть выражена в трех вариантах:

    - Неотсроченная агрессия - агрессия, направленная на окружающих, количественно пропорциональная неустойчивому субъективному представлению фрустрированного человека об их вине в сложившейся ситуации. Чаще всего объектом агрессии становится сам источник фрустрации (т.е. игнорирующий) или близкие люди, косвенно или напрямую имеющие отношение к сложившейся ситуации.

    - Аутоагрессия - агрессия, направленная на самого себя, выражающаяся в моральном мазохизме, в самообвинениях и в самобичевании, вплоть до самодеструкции.

    - Отсроченная агрессия. В случае если агрессию сдерживает отсутствие возможности выплеснуть ее на фрустратора, то происходит отсрочка и «смещение» – фрустратором становится не столько игнорирующий, сколько сам факт игнора, а агрессивные действия направляются на другого человека, нападение на которого ассоциируется с наименьшим наказанием. Находясь в крайне взвинченном состоянии, безадресная агрессия спустя некоторое время получает разрядку: находится «козел отпущения» из ряда сторонних, случайных людей, и, как правило, не имеющих ни малейшего отношения к ситуации.

    2. Регрессия – способ психологической защиты, в виде возврата к инфантильным или примитивным моделям поведения, доминировавшим в более ранние периоды жизни, а также понижение уровня всякой активности либо конструктивности деятельности. Например, взрослый человек, не склонный к слезоточивости, может расплакаться, как ребенок, перед лицом непреодолимого препятствия. Примитивность поведения может быть выражена в желании закутаться в одеяло, есть сладкое, играть в компьютерные игры, уходя от реальности. Инфантильность может выражаться в желании, чтобы кто-то утешил, приласкал, пожалел, в обидчивости и прекращении общения или ожидании чуда, которое поможет разрешить ситуацию.

    3. Фиксация – маниакальная прикованность внимания к фрустратору, продолжительное анализирование и переживание произошедшего. Фиксация характеризуется стереотипностью – тенденции к слепому повторению фиксированного поведения и мышления. Под стериотипностью действий понимается активное состояние человека, но в противоположность агрессии это состояние ригидно, консервативно, не враждебно. Оно является продолжением прежней деятельности по инерции тогда, когда эта деятельность бесполезна (например, тщетные повторяющиеся попытки дозвониться до игнорирующего или продолжение одностороннего общения, не смотря на отсутствие обратной связи, как будто игнора не существует и т.д.)

    4. Депрессия – астеническое проявление фрустрации, характеризующееся состоянии глубокой меланхолии, осознании своего бессилия, вызывающего чувства безнадежности и отчаяния. Колебания становятся такими тягостными и вместе с тем неотвратимыми, что выступают в роли фрустраторов: препятствием оказываются сами бесконечные колебания и сомнения.

    Чаще всего дезадаптивные формы поведения не способствуют решению проблемы, поскольку чрезмерно эмоциональное отношение к делу, сопровождающееся волнением, тревогой, излишним возбуждением и неприятными вегетативными реакциями, не позволяющими видеть дальше собственного носа. Суть адаптивных реакций на фрустрационное напряжение, в снятии этой эмоциональной напряженности, для концентрации внимания не на значимости результата, а на анализе причин, технических деталях задачи и тактических приемах ее решения.

    К адаптивным формам поведения относятся:

    1. Компенсация – поиск и переключение на конкурирующую доминанту. Это акцентирование своей деятельности на достижениях в других областях: от сублимации (секс - в творчестве, агрессия - в спорте), до компенсаторных отношений с другим человеком. Однако, попытки компенсации недостатка гормонов радости и удовольствия такими альтернативными способами (по пути наименьшего сопротивления), как импульсивные развлечения, алкоголь, интимные отношения с малозначимым человеком и т.д. нередко заканчиваются попаданием в «дофаминовую ловушку» - человек так и норовит, покончить с одной зависимостью, ударившись в другую. В случае если конкурирующая доминанта окажется слабее, произойдет падение общего эмоционального состояния, человек будет чувствовать себя еще более несчастным, чем прежде; надолго ухудшившееся настроение спровоцирует «откат» к предыдущему состоянию.

    2. Подавление (репрессия) – переоценка ценностей, сознательный отказ от намеченной цели и волевой выбор новой цели. Подавление заключается в удалении всего, что может вызвать тревожность и другие психотравмирующие факторы из сознания, путем забывания и вытеснения их в бессознательное. Объект фрустрации и собственное стремление преодолеть игнор маркируются негативным, осуждаемым, неприемлемым оттенком с целью их блокировки и проявления социально приемлемых чувств и поступков для «сохранения собственного лица». В действительности, подавление  полезно только в случае, если оно не просто принимает форму волевой блокады, а подкреплено новой переориентацией – реальной и приемлемой для самого субъекта, а не видимой и приемлемой для окружающих. Иначе «откаты» неизбежны.

    3. Отступление (капитуляция) – преодоление препятствия с использованием новых методов, средств или изменения собственной стратегии поведения. В поисках ответов на вопросы «почему ничего не действует? что сделать, чтобы мне стало лучше?», в процессе мышления методом «поиска в глубину» человек постепенно приходит к  вопросам в плоскости «может быть я был не прав? что от меня все-таки ждут?». Бесконечное копание в собственных чувствах и ощущениях, переживание вновь и вновь предшествующих событий, обвинение или самобичевание за те или иные поступки приводят к осознанию, что оптимальный способ избавиться от затянувшегося стресса и фрустрации – это полностью разрешить конфликт, устранить разногласия, признать свои ошибки и  помириться.

     

    4. «Аттракция»

    В общем смысле, аттракция – это эмоционально-чувственная установка на другого человека, воспринимаемого как привлекательный, в результате которой возникают интерес, симпатия, привязанность, страсть и т.д. Резонно предположить, что любое проявление невнимания или игнорирование другого человека полностью аннулирует возможность возникновения аттракции. Но это не совсем так. Механизм формирования аттракции основывается на том, что всякий сигнал, поступающий к человеку через его органы чувств, может исчезнуть без следа, а может сохраниться и интерпретироваться в зависимости от его значимости и эмоционального заряда, т.е. для человека более важным, чем сам факт, является то, как он его воспринимает. Недосказанность, неясность, многозначность описания, привлечение выдуманных событий и мнимых личностей; использование символов, якорей; метафоризация; прием тайны, интриги; привлечение аллюзий и реминисценций; использование парадокса, алогизма, антитезы – вот неполный список инструментария, который может применять игнорирующий для  успешной аттракции.  

    Аттракция может быть интенциональной (намеренной) и неинтенциональной (ненамеренной). Ненамеренная аттракция является естественным суммарным результатом всех остальных элементов матрицы: вовлечение + эмоциональный фон + мишени.

    В свою очередь, интенциональная аттракция характеризуется дополнительным включением и стимулированием нужных механизмов у адресата при помощи специальных приемов и техник, интегрированных в комплекс «информационная среда». Создание информационной среды используется, чтобы помочь «продавить» в бессознательное адресата нужную идею, намерение или установку, не совпадающую с его актуально существующей. Вбрасывая адресату фрагменты цепочки (истории-метафоры, хроники), игнорирующий постепенно окружает адресата той информацией, которая сформирует у него привлекательную эмоционально-чувственную установку и способность к принятию нужного решения.

    Интенциональная аттракция осуществляется через все возможные источники получения информации, имеющиеся в распоряжении игнорирующего, и к которым имеет доступ адресат игнора – социальные сети, инстаграм, твиттер, мессенджеры, общие знакомые, родственники и т.д.

    Особое место, среди прочего, занимает виртуальная среда. Для современного поколения – это культ времени. Сегодня не модно пить, употреблять наркотики или курить, зато модно вести свой блог, записывать сториз и выкладывать фото о каждом событии. Это также предполагает то, что человеку постоянно хочется быть «онлайн»: его не покидает ощущение, что пока его нет в сети, там произойдет что-то крайне интересное. Положительные оценки («лайки») и приятные комментарии к фотографиям или видео – все это активизирует центры удовольствия. В свою очередь, постоянная активность гомеостатической системы «поиск» гипотоламуса превращает мониторинг социальных медиа в любимое занятие бывших партнеров по отношениям (т.к. ни одна из потребностей, кроме физических, никогда не удовлетворяется полностью, а социальные и духовные находятся в состоянии некоторого напряжения, поскольку отражают стремление человека к лучшему удовлетворению той же самой потребности). В связи с этим, виртуальная среда является чрезвычайно удобной площадкой для осуществления скрытого воздействия различной направленности.

    Формирование информационной среды осуществляется в четыре основных этапа:

    Подготовительная стадия – создание информационного вакуума.

    Это подготовительный этап аттракции, организованный исходя из принципа – ко всему, что постоянно и избыточно присутствует в информационном поле человека, быстро происходит перенасыщение и потеря интереса. Поэтому первым шагом со стороны игнорирующего должно стать «исчезновение с радаров». В этом одно из основных назначений игнора – разрушение негативно закрепленных нейроцепей, притупление остроты обид, снятие чувства раздражения, усталости и обремененности другим человеком. Целебный эффект времени позволяет соскучиться, порождает в человеке интерес, стремление узнать, что же там, за занавесом неизвестности.

    Первая стадия: создание механизма вовлечения – презентация.

    Скрытое влияние не имеет смысла без захвата внимания. Один из лучших способов привлечь внимание к себе – это личностный рост. Собственные изменения и индивидуальность – определяющий фактор успешного вовлечения в игнор. Соответственно задача инициатора игнора состоит в повышении своей объективной значимости и осуществлении трансляции этих изменений на адресата, соблюдая принципы дозированности и ненавязчивости. Дозированная подача информации позволяет создавать и держать нужное напряжение, а умеренность исключает сваливание в откровенное показушничество. Кроме того, экспансивное привлечение внимания через частую смену аватара, постоянное обновление фотографий и лент новостей, говорит не только о навязчивом пиаре, но также о недостатке внимания и признания, что, безусловно, будет являться реппелентом для воспринимающего. Выложенная в сеть или мессенджер фотография на фоне неизвестного, но необычного места; обновленный привлекательный внешний вид; демонстрация достижения в какой-либо жизненной сфере, - вполне достаточно для возникновения интереса и провоцирования адресата на совершение социального действия (звонок, сообщение, «лайк», комментарий или иные суррогаты взаимодействия).

    Техника «Открытая петля». Подобно трейлеру к фильму, выпускаемому в прокат, презентация основывается на технике «открытая петля», классическим примером которой является технология продажи различных гаджетов: сначала появляются новости, ожидания, обзоры, предзаказы, а затем продукт выбрасывается на рынок. Суть техники – незамкнутые циклы. Техника эксплуатирует свойство человеческого мозга – стремление закончить любую начатую мысль или дело, и чем увлекательнее, значимее, ценнее это начатое, тем яростнее стремление это завершить. Чтобы техника работала эффективнее, необходимо создавать незамкнутые циклы, которые будут интересны адресату, а значит, предлагать качественные стимулы. Однако следует учитывать, что слишком долго не замыкаемые циклы или слишком много одновременно открытых циклов могут спровоцировать обратный эффект – падение интереса.

    Прием «Игра на контрасте» – еще один способ произвести впечатление и приковать к источнику информации. Прием основан на особенностях человеческого восприятия: оценка событий или объектов, последовательно представленных друг за другом, зависит от субъективного восприятия, а не от их объективного содержания. Иными словами, горячее кажется не таким уж горячим, если сравнивать его с кипятком, а теплое кажется кипятком, по сравнению со студёным. Суть приема – кардинальное изменение вектора направления движения, поведения и стиля инициатора игнора, по сравнению с прежними значениями; то, что было раньше запрещено – разрешено; то, что было в теории – теперь реальность и т.д. При условии проявления чувства меры и соблюдения принципа экологичности, образ-антитеза, контрастирующий с образом прошлого, может обладать достаточно сильными аттрактирующими свойствами.

    На стадии «Презентация» происходит формирование (или активация) доминантного очага. Если презентация прошла успешно и игнор перешел в активную фазу (попытка контакта была проигнорирована), то только что сформировавшаяся доминанта нуждается в закреплении и развитии, для чего необходимо привлечение самых разных внешних раздражителей. Игнорируемый испытывает потребность в получении большей информации.

    Вторая стадия: образование условного рефлекса.

    Постоянный мониторинг информации, при ее дефиците, усиливает доминанту и обостряет фрустрацию, поскольку афферентные сигналы, поступающие в нервные центры, идут на усиление возбуждения в очаге возбуждения, в то время как в остальной части нервной системы наблюдаются явления торможения. Чем чаще адресат повторяет действия и прокручивает мысли связанные со стрессовой ситуацией, тем более активными и автоматическими становятся соответствующие нейронные пути, отличающиеся повышенной готовностью к функционированию по сравнению с другими цепочками нейронного реагирования. Это может выражаться в возникновении привычки десятки раз на дню просматривать страницы соцсетей или в возникновении навязчивой потребности просматривать входящие сообщения, даже зная о том, что игнорирующий не должен был написать, - человека все равно тянет включить свой компьютер/телефон и проверить это. Получение «кусочков» информации становится для мозга своеобразной привычкой, от которой сложно отвыкнуть. При этом, к иной информации, не имеющей отношения к объекту фрустрации, практически утрачивается всякий интерес. Соответственно задача игнорирующего – создать такие рутинные элементы и усилить их. Как только рутинные действия становятся привычкой, их легко вызывать при помощи набора триггеров (новая фотография, новость, комментарий и т.д.). 

    Прием «Активация якорей». Якорь – это стимул, активация которого вызывает постоянную реакцию (состояние, переживание) человека. Как правило, якорями являются элементы внешнего мира (звук, запах, образ, прикосновение и т.д.) отождествляющиеся с определенным состоянием или событием, которые были установлены, чаще всего неосознанно, самим человеком или другими людьми. Физиологически якорь – это условный рефлекс, т.е. связь стимула и состояния. По существу, речь идет о механизме научения, основанном на воздействии стимулов с положительным или отрицательным подкреплением. В момент ярко переживаемого ощущения происходит всплеск дофаминовой активности на синапсах мезокортиколимбической системы, а механизм памяти активирует системы подкрепления, фокусируя внимание на обстановочных, натуральных и эмоциональных стимулах, закрепляя якорь. Малейшие провоцирующие факторы приводят к потере контроля, и человек может испытывать вполне определенные чувства, причем каждый раз одни и те же, как в момент постановки якоря. Это означает, что знаковая музыкальная композиция на странице соцсетей, характерный жест во время случайной встречи, либо шлейф знакомого парфюма, – все это может вызвать избыточную активацию мезокортиколимбической дофаминергической системы, создавая предпосылки к аддиктивному влечению.

    Третья стадияустановление прочной связи между доминантой и внешними раздражителями.

    На данном этапе информационная среда как бы подразделяется на отдельные предметы, но только на некоторые из них реагирует сформировавшаяся доминанта (люди ищут и выбирают ту инфор­мацию, которая повышает ценность выбранной альтернативы поведения и обесце­нивает отвергнутую; информация противоположного содержания при этом игно­рируется). Любой постер с пространственным содержанием, любая нейтральная фотография, любой статус на странице аккаунта – могут быть интерпретированы адресатом, как направленные лично к нему, и вряд ли найдется тот, кто сможет убедить его в обратном.

    Стадия характеризуется продолжением компульсивной линии поведения адресата, по отношению к игнорирующему: параноидальной слежкой за его активностью в сети, проверкой списка друзей, мониторингом поставивших оценки или оставивших комментарии и т.п. На когнитивном уровне человеку не доступен анализ отсутствия необходимости совершения этих действий, а вместо него могут перманентно присутствовать тревога и страх. Эксплуатация этих состояний позволяет осуществить сильный «разогрев» психо-эмоционального фона адресата.

    Техника «Ассоциативный ряд». Суть техники – создание ряда незамкнутых циклов по способу спирали, содержащих намеки, вбросы, интригу, изъятие из контекста и т.д. Задача техники – втянуть адресата в игру «ассоциативный ряд», который выстраивается в сознании адресата, заставляя самостоятельно замыкать циклы и делать выводы, о которых он не знает. Техника эксплуатирует стереотипность и шаблонность мышления адресата, а так же иллюзии восприятия. Например, поставленные в ряд слова: свечи, шампанское, поцелуи, кровать – на выходе получается – секс (хотя о сексе ничего не было сказано); или поставленные в ряд факты: изменение в стиле одежды, новая прическа, «в друзьях» много добавлений, в последний раз был онлайн в 02.45 – на выходе получается – соперница, измена. В результате задействования ассоциативного мышления, в воображении адресата буду рисоваться картины, выгодные игнорирующему, при этом ответственность за их содержание несет сам адресат. Это означает, что использующий технику, при необходимости, всегда имеет возможность замкнуть циклы в благоприятном для себя свете.

    Прием «Ограничение доступа». Суть приема – частичное ограничение доступа к источнику информации, к которому у адресата ранее был беспрепятственный доступ. Внезапное ограничение доступа к информации создает у адресата стойкие модифицированные психические состояния, такие как тревожность, неопределенность, беспокойство, которые в свою очередь вызывают локализованные чувства страха и ревности. Логическая редукция состояния неопределенности, к чувству ревности следующая: лучше черт, которого знаешь, чем черт неизвестный. Терпеть неопределенность трудно, состояние тревоги неприятное и длится долго. Один из когнитивных механизмов совладания с тревогой – это смена неопределенной опасности на определенную – то есть смена тревоги на страх, т.к. страх чувство временное и проходит быстро. Мнимый соперник или мрачные мысли о случившемся несчастье – это неприятная, но уже определенная картинка. Однако в отличие от тревоги, ревность и страх во время игнора, основанные на мнимой угрозе, чаще достигают уровня паники, обретая свойства неуправляемости. Учитывая, что ревность может обладать как чрезвычайно аттрактирующими, так и реппелентными свойствами, во избежание «перегорания» адресата, необходимо соблюдать осторожность с техниками и приемами способными ее вызвать.

     

    Стадии игнора

    В зависимости от причин, по которым был применен игнор, силы точки входа, неврологической конституции, а также от социального и индивидуального опыта, игнор может проходить по различным сценариям. Можно сказать, что матрица игнора –  это многовариантный сценарий в отношении психодинамики адресата. Для оперативного управления этими сценариями, внесения необходимых корректировок и осуществления своевременного выхода из игнора во избежание «перегрева» адресата, игнорирующему просто необходима навигация. С этим, как раз, имеется большая проблема –  игнорирующему, по ту сторону игнора, так же, как игнорируемому, чаще всего ничего не известно. В этом кроется главный недостаток применения скрытого влияния – отсутствие однозначной уверенности в результате.

    В качестве инструмента анализа, применяемого в системе управления игнором, могут использоваться маркеры – «стадии игнора» – этапы, которые ступенчато проходит игнорируемый от начала игнора до выхода из него и которые интерпретировано отражают степень его вовлеченности, фоновое состояние в конкретный момент и готовность действовать, осуществлять волевые усилия для достижения цели, определенной инициатором игнора.

    Все их условно можно разделить на шесть стадий или фаз:

    Стадия 1 – «Безразличие»

    Как правило, конфликт в отношениях или расставание затевает партнер, имеющий более высокую значимость по отношению ко второму. Поэтому какое-то время он может попросту не придавать значения «исчезновению» партнера, имевшего низкую значимость, проявляя при этом самоуверенность («А, наверное, обиделся… ну, ничего-ничего, недельку посидит, помолчит и прибежит извиняться и добиваться меня снова»), а в случае если при расставании были совершены все популярные ошибки – упрашивания, унижения, информационный штурм, преследование, – то еще и облегчение («Фух, слава всем святым, отвязался наконец-то!»).

    Стадия 2 – «Удивление»

    По истечению времени, негативные эмоции затихают и на смену безразличию, приходит удивление («Я что-то не поняла, почему это он меня не возвращает/не звонит/не просит прощения?») или любопытство («Интересно, как он там без меня? Плохо? Наверное, скучает?»).

    По закону коммуникации между людьми после прекращения общения по каким-либо причинам, чтобы снова начать диалог через определенное время, человеку нужно каким-то образом его завязать, используя вступительное слово. Но человек по своей натуре существо осторожное и хитрое, чтобы вот так, просто сдаться без боя, ведь для многих, сделать шаг первым после ссоры или расставания – равносильно поражению. Человек всегда избегает усложнения, если можно достичь цели более легким или надежным путем. Более того, часто адресат и вовсе не знает или не понимает, что он уже находится в игноре. Поэтому, он использует пинг.

    Пинг – это вербальный «разведчик», «подергунчик», «открывашка», задача которого – проверка качества коммуникации на предмет получения обратной связи. В основе любого пинга присутствует мотив, осознаваемый или неосознаваемый его инициатором (например, удовлетворить любопытство, облегчить чувство вины, доказать или убедиться в собственной правоте и т.д.). В силу человеческой осторожности, как правило, для пинга используется письменная речь: СМС, сообщение в соцсетях, мессенджерах или, реже, «ошибочный» телефонный звонок, «случайная» встреча и т.п. В качестве пинга также могут быть использованы привлекающие внимание, ни к чему не обязывающие, различные суррогаты взаимодействия: «лайки» в соцсетях, статусы, фото или провокации, задача которых одна – без особого риска для собственной самооценки, не прикладывая особых усилий, откалибровать, проверить обратную связь или выйти из игнора, используя слабости самого игнорирующего.

    По пингу невозможно определить истинных намерений игнорируемого, поэтому первостепенная задача игнорирующего придать таким пингам статус «лага» (зависания), с целью более глубокого вовлечения адресата в игнор и последующего «разогрева».

    Для данной стадии характерны следующие виды пингов:

     - нейтрально-вопросительные: «Привет, как дела?», «Куда пропал?», «Ты на меня не обижаешься?»;

    - поздравления: «С Днем рождения /Днем влюбленных/Новым годом!» и т.п.;

    - просьба-предлог: «У меня сломался телефон/компьютер/машина, ты спец в этом, подскажешь/поможешь?», «Мне нужно забрать свои вещи: перчатки/ноутбук/акваланг. Пришлю подругу…»;

    - комментарии: «Классная фотка!», «И где это мы так отдыхаем?» и т.п;

    - ошибочные: «Ой! Это я не тебе писала/звонила/сбрасывала… кстати, как дела?»;

    - манипулятивные: «Ты мне приснился сегодня…». «Звонила твоя мама/общий друг/подруга, волнуется за тебя, у тебя все в порядке?»;

    - абстрактно-неидентифицируемые: «В квартире холодно…», «Я пьяная…», или СМС без текста;

    - суррогаты взаимодействия: «лайки» и «отметки» в соц.сетях, фото-картинки, видео ролики, лирические песни, добавление «в друзья» и т.д.

    На данном этапе, у игнорируемого происходит осознание происходящего – он сделал шаг на встречу и неожиданно напоролся на преграду, испытав при этом чувство конфуза, нелепости, обиды и одураченности. Такой неприятный сюрприз мгновенно вызывает у него раздражение.

    Стадия 3 – «Раздражение»

    В данном случае, под раздражением понимается ситуативная реакция на преграду, помеху или препятствие, возникающее на пути к цели,  удовлетворению потребности. Внешнее проявление раздражения может быть выражено в очередной фазе пингов, цель которых убедиться, что это именно игнор, а не просто абонент «занят» или «забыл телефон дома»:

    «И что это значит?»;

    «Почему не пишешь/не отвечаешь?»;

    «Мы что, больше не дружим?»;

    «Привет, я не поняла, ты мне объявил забастовку?» и т.д.

    Проигнорированные пинги уже безапелляционно указывают на то, что это не шутка, а полноценный игнор. Неуемное раздражение степенно сменяется злостью.

    Стадия 4 – «Злость»

    Эта стадия может быть самая насыщенная по пингам, которые приобретают характер «вбросов» - намеренных провокаций, осознанного и целенаправленного распространения не соответствующей действительности информации, которая не является очевидным фейком и требует проверки. Как правило, «вброс» носит негативный либо скандальный подтекст и делается в расчёте на доверчивость, психологическую неуравновешенность игнорирующего, с целью деморализовать, вызвать эмоциональный всплеск, ажиотаж, привлечь повышенное внимание к себе, скомпрометировать и,  конечно же, заставить выйти из игнора.

    Пинги, характерные для данной стадии, являются вербальными отражениями реакций, сопровождающих дезадаптивные формы поведения при фрустрации, в виде агрессии, регрессии, фиксации и депрессии.

    Обиды: «Тешишь самолюбие, нравится, продолжай, но без моего участия»; «Все понятно, ну спасибо за общение…» и т.д.

    Угрозы: «Ну и молчи! Я ухожу навсегда!!»…следом: - «Все! Я ушла!»… и через время: - «Ты что не понял? я ухожу НАВСЕГДА!!!» и т.д.

    Обвинения: «Ты всё испортил, ты всё разрушил, всё кончено!»;  «Теперь я все поняла - ты меня не любишь и никогда не любил!»; «Слушай, ты чего голову морочишь? Меня не устраивает, что ты игнорируешь меня. Что ты хочешь этим показать мне? Все, я больше не буду тебе писать и звонить. Ты САМ сделал свой выбор!»; «Я так хотела, чтобы мы были вместе, но ты уделял мне мало внимания»; «Для тебя работа на первом месте, свою работу ты всегда любил больше меня» и т.д.

    Давление на чувства: «Что ты творишь?! Вспомни про нашу любовь...»; «Я умру без тебя»; «Зачем так низко и подло поступать? Я очень расстроена и злюсь на тебя. И на себя тоже. Я не думала, что ты так далеко зайдешь и сделаешь мне больно»; «Давай разберемся! Где пропал? Не жги мосты! Ты понимаешь, как плохо со мной поступаешь?»; «Как ты так можешь просто исчезнуть после того, что между нами было?»; «Быстро же ты меня поменял» и т.д.

    Провокация на ревность: «Все, ты допрыгался, я встретила парня своей мечты, а ты - свободен!»; «Я хочу, что бы ты знал, что я теперь с Васей и мы счастливы! Больше такого бреда, в моей жизни не повторится. Прощай!» и т.д.

    Шантаж: «Если не ответишь, все твои друзья узнают, какая ты тряпка /сволочь/баба» и т.д.

    Оскорбления: «Ну ты и мудак! пошел ты! я с тобой больше не хочу общаться»; «Все, казел, ты меня выбесил, забудь обо мне!»;  «Ай, как по-взрослому играть в молчанку - так поступают только трусы!»; «Если ты мужик – позвони»; «Что ты прячешься, как баба? Ты мужик или нет, ответь?!»; «Фуу! Ты уже там шлюх всяких трахаешь, думаешь, я тебя приму после них? фу!!» и т.д.

    Интрига: «Возьми трубку, пожалуйста! Я хочу сказать тебе что-то очень важное»; «Дай знать, как освободишься, я наберу. Мне нужно срочно поговорить с тобой» и т.д.

    Помимо этого, активно используется весь спектр суррогатов взаимодействия: удаление общих фотографий, а вместо них размещение провокационных фото из клубов, вечеринок, концертов в обществе представителей противоположного пола, откровенные флирт-фото; лирические и философские цитаты и постеры на тему отношений и любви; смена статуса «семейное положение» на «в активном поиске»; многократные действия с «черными списками», - то занесение аккаунтов и номеров телефонов в «блэклисты», то извлечение их оттуда и т.д.

    Стадии «удивление», «раздражение» и «злость» могут протекать и сменять друг друга достаточно скоротечно и волнообразно, при этом, вовсе не сопровождаясь пингами. Но это не означает, что игнорируемый сдался. Если игнор «зацепил» как следует, молча или неистово атакуя пингами, адресат степенно приблизится к этапу переосмысления.

    Стадия 5 – «Переoсмысление»

    Данная стадия самая длинная по времени и, как правило, характеризуется информационной ПАУЗОЙ.

    Причиной этому могут быть, как включение механизмов самоконтроля (благодаря поддержке близких, влиянию окружения и т.д.), так и переход индивида к адаптивным формам переживания фрустрации.

    Игнорируемый понимает, что все истерики, манипуляции и провокации не сработали, и становится очевидным, что, если не поменять стратегию, человек будет потерян навсегда. В процессе рефлексии, копания в себе и своих чувствах у адресата, подогреваемого неизвестностью по ту сторону игнора, уже не выдерживают нервы от неопределенности, слухов, страхов, сомнений, ревности, чувства вины. Он, наконец, понимает, как же ему плохо без этого конкретного человека, понимает, что из-за своей гордыни, упрямства и эгоизма, ставит под угрозу отношения и свое счастье. И он делает «Ближе».

    Стадия 6 – «Ближе»

    Эту стадию можно так же именовать как «Раскаяние» или «Капитуляция», и ознаменовать ее должно «Ближе» в виде реальных действий, поступков, стремлений, указывающих на решительное желание игнорируемого преодолеть игнор и возобновить отношения на условиях игнорирующего.

    «Ближе» должно быть обязательно выражено вербально: либо короткий звонок, либо целое «сочинение» в виде письма – не важно. Главное, в нем должно содержаться искреннее желание помирится, искреннее желание возобновить отношения и просьба о личной встрече:

    «Прости меня, пожалуйста, я была не права, давай встретимся»;

    «Ты снишься мне каждую ночь, я очень сожалею, что мы расстались, мы можем увидеться с тобой?»;

    «Извини, я была такая дура, что не понимала, насколько ты мне дорог...»

    Из игнора можно выходить!

    Если Ближе будет проигнорировано, есть вероятность ступенчатого перехода в МегаБлиже – непродолжительное по времени аффективное состояние в форме психического «защемления» (человеку любыми способами и на любых условиях необходимо получить обратную связь). Для «защемления» характерны: потеря связи с реальностью, панический страх, истерия. В такие моменты человек находится «не в себе», способен на крайне решительные и не всегда адекватные поступки.

    Защемление возникает на почве фрустрации, которая лежит в основе формирования воли и обостряет решительность. Однако, нельзя, чтобы фрустрация была непреодолимой. Она не должна превышать определенный порог, за которым индивид не сможет в течение более или менее продолжи­тельного времени реагировать положительным образом. Если продолжить игнор, происходит «перегрев» и охлаждение чувств до нуля (по законам физиологии, процесс чрезмерного возбуждения, непременно сменит процесс торможения, защищая нервную систему от перевозбуждения и истощения). При этом нужно учитывать, что риск «перегрева» довольно высок уже на этапе «Ближе».

    Как правильно выходить из игнора?

    Что делать НЕЛЬЗЯ:

    - после выхода из игнора и до момента встречи разговаривать часами по телефону, втягиваться в бесконечные переписки в соц.сетях на сторонние темы, чисто «поболтать», тем самым разряжая конденсируемое во время игнора напряжение;

    - выяснять отношения, разбираться кто прав, кто виноват сразу же по телефону;

    - делать много Ближе на Ближе, или еще хуже – делать Ближе на Дальше;

    - излишне эмоционировать, признаваться в чувствах, резко вкладываться ресурсно;

    - раскрывать свои карты: рассказывать о том, что игнор был тщательно спланированным планом и все ее мучения и страхи были вызваны умелой манипуляцией (во избежание проблем, все свои манипуляции нужно держать при себе);

    - ворошить прошлое, издеваться, унижать за поведение и реакции во время игнора, злоупотреблять положением и т.д.

    Что НУЖНО делать:

    - до момента встречи разговоры по телефону короткие и по делу;

    - вслед за «раскаянием», необходимо грамотно простить. Прощение должно быть коротким и ясным, с точным определением, кто был виноват, и кого прощают. Прощение должно содержать в себе краткий разбор причины ссоры, и четкую инструкцию, как себя вести в будущем, чтобы ссора не повторилась. Все попытки разобраться, реабилитироваться, попытки ответных «уколов», несправедливых обвинений, должны пресекаться («Ты просила прощения – я простил, не вижу смысла к этому возвращаться. У нас все будет хорошо»).

    - в случае если игнорирующий – это мужчина, то для максимально эффективного использования созданного игнором фонового состояния девушки, лучше долго не тянуть со встречей. Заранее продумать, где и когда пройдет встреча, при этом в удобное время и месте для самого себя. При планировании места и времени, необходимо учитывать, что встреча обязательно должна быть завершена сексом! 

    Почему это так важно?

    За время игнора, происходит сильное отдаление партнеров. Секс необходим, для резкого сокращения образовавшейся дистанции и подчеркивания, что примирение идет как мужчины и женщины, а не как двух друзей. Если не сделать это, значительно увеличивается риск того, что женщина, получив выход из игнора, может передумать, начать манипулировать сексом, чтобы убедиться, что ее чувства взаимны или просто мстить за игнор. Поэтому «брать» девушку нужно, пока она «горячая». В связи с этим, секс после игнора - необходимое условие для примирения. Это нормально и правильно.

    - в дальнейшем, принимается комплекс мер по развитию и удержанию отношений. Для выравнивания образовавшегося перекоса по БЗ, необходимо постепенно и контролируемо конвертировать «значимость» в «ценность» с целью приведения отношений к Ресурсному Равновесию. Рекомендуется обязательное использование техники «Ближе-Дальше», вплоть до стабилизации гармоничного уровня БЗ и БЦ в отношениях.

     Dark Side

    Edited by Dark Side

    Sign in to follow this  


    User Feedback

    Recommended Comments